Насколько мне известно, вы занимаетесь музыкой с восьми лет. Повлияло ли это на выбор профессии?

— Конечно, прямым образом повлияло. Честно говоря, после школы я хотел поступать в Новосибирск на международные отношения, потому что сам из Новосибирской области, но мой первый музыкальный педагог — человек, который как раз и привел меня в профессию, — позвала меня к себе и спросила:

» — Что ты решил с поступлением?

— Вот, поеду подаваться в новосибирский университет.
— Нет, ты не поедешь в Новосибирск, ты поедешь в Москву. Я нашла тут один кастинг …
«

Она действительно нашла какой-то добор в ГИТИС на второй курс к Валерию Гаркалину, мы собрались и полетели в столицу. Туда я в итоге не прошел, но поступил, собственно, в институт, который закончил (Институт Современного Искусства, специальность «Музыкальное искусство эстрады», курс Анатолия Юрьевича Степанова). Так и переехал.

Расскажите немного о студенческих годах.

— У нас сразу сформировался очень хороший сильный курс. Мы давали разные концерты, организовали свою группу и даже ездили с ней на гастроли. Параллельно я еще летал в Ханты-Мансийск, там проходил один интересный проект, похожий на нашу «Фабрику звезд», который назывался «Югорский трамплин», только он был не федерального, а местного уровня. В его рамках тоже проходили концерты, мы даже плавали на теплоходе по реке: у нас был своеобразный тур по городам Югры. Все было серьезно, проходили большие концертные съемки, приезжали артисты эстрады. Мы были маленькие, и нам все это казалось невероятно увлекательным. Подобными вещами и была наполнена студенческая жизнь.

 Вы играете Бенедетто (Московский Театр Оперетты, мюзикл «Монте-Кристо») вот уже десять лет. Изменилось ли за это время ваше отношение к роли? Быть может, вы открыли в ней что-то новое?

— Сейчас случилось, как мы его называем по-английски, revival (возвращение/возрождение) – обычно это когда меняется что-то в сценографии, к примеру. Мы же как бы ставим тот же самый спектакль, но все-таки. Конечно, отношение и подача изменились. Ты взрослеешь, меняешься, и вместе с тем возникает желание сделать что-то иначе. Не знаю, насколько визуально видны отличия, но подход у меня действительно уже другой. Как минимум, если раньше я, когда готовился к роли, писал себе какие-то пометки и тому подобное, то сейчас все делаю как бы на автомате. У меня было не больше трех репетиций перед премьерой, то есть, я помнил «от и до» абсолютно все. Впрочем, это не такая большая роль в плане объема — она, безусловно, знаковая для спектакля, но в целом ничего необычного.

Как изменился ваш Бенедетто за эти годы?

— Он стал жестче. Раньше он был таким «мальчиком-зайчиком», а сейчас повзрослел. Мне кажется, что это вернее.

Хотели бы вы сыграть в этом мюзикле еще кого-нибудь?

— По внутреннему состоянию я бы хотел сыграть Дантеса. Думаю, это в принципе для любого артиста, в плане масштаба и материала, просто роль мечты. Однако я как адекватный человек и артист понимаю, что фактура в нашем жанре — как, собственно, и в кино, и в драматическом театре — имеет большое значение: поэтому Эдмона я, конечно, не сыграю, но по ощущениям, по психологии персонажа эта роль определенно мне очень близка.

А как вы смотрите на то, чтобы сыграть в похожей постановке в Санкт-Петербурге (Театр Музыкальной Комедии, мюзикл «Граф Монте-Кристо»)?

— Вы знаете, я до сих пор не доехал до Питера и не посмотрел этот спектакль. Собирался сделать это сейчас в сентябре, но не получилось по графику. Поэтому я смогу ответить на этот вопрос, только когда наконец увижу эту постановку.

Расскажите о вашей роли в мюзикле «Бременские музыканты».

— Давно было дело… Вот это как раз абсолютная ерунда. Работа исключительно в свое удовольствие. Там у меня был довольно эксцентричный персонаж — Король. Не знаю, свойственно ли мне такое поведение — может быть, где-то в глубине души — но это такой совершенно ненормальный образ. Вернее, как ненормальный… Просто у каждого из нас свои причуды, скажем так. Роль, безусловно, веселая и интересная, по большей части комедийная. Мне многие говорят, что моим амплуа могут быть характерные герои, поэтому Короля можно считать своеобразной пробой пера на эту тему.

Сам мюзикл был больше в стиле клоунады, верно?

— Да, ко всему прочему был еще и прямой контакт со зрителем, иными словами, четвертой стены в спектакле не было, а если и была, то очень условная.

Какая сказка на сцене вам нравится больше: «Бременские музыканты» или «Русалочка»? Где было интереснее играть?

— «Русалочка» определенно побеждает в этом споре, ибо, как минимум, это Disney, что с точки зрения драматургии гораздо интереснее. Впрочем, в «Бременских музыкантах» тоже классная драматургия, поэтому, пожалуй, дело тут скорее в объеме моей работы. Я люблю, когда у персонажа есть определенный путь из точки «А» в точку «Б» — завязка, развитие и кульминация. В «Русалочке» мне было интереснее, просто потому что там у моего героя есть конкретный путь. Плюс ко всему, чисто технически спектакль был гораздо более захватывающим, дорогим и ярким. Все-таки «Бременские музыканты» — это была некая антреприза и гастрольная история. А «Русалочка» — масштабный стационарный спектакль. К тому же, мне очень импонировал его музыкальный материал.

Расскажите о вашей работе в проекте «Синдбад и принцесса Анна».

— Я лишь записал основной саундтрек к спектаклю, поэтому ничего глобального не могу сказать. Потом только пришел уже на премьеру, посмотрел, как все это выглядит — достаточно неплохое стандартное ледовое шоу без особых изысков. В плане музыки мне всегда нравилось работать с композитором Евгением Заготом, мы уже неоднократно с ним много чего записывали. Именно он делал мюзикл «Винил», который мы репетировали еще много лет назад и который не случился в Москве, но случился в этом году в Перми, затем они продали спектакль в Красноярск, где недавно состоялась премьера, и теперь он очень успешно там идет (спектакль номинирован на российскую национальную театральную премию «Золотая маска — 2019»). Это мюзикл про эпоху стиляг, Евгений написал очень достойную музыку, и как раз тогда мы начали с ним сотрудничать. Мне действительно приятно с ним работать, поскольку он, если можно так выразиться, всегда попадает в меня своей музыкой, в мой тембр, мой голос. Какое-то время назад – в прошлом году – мы репетировали мюзикл «Джумео», который тоже не вышел, к сожалению. Так бывает, иногда мне везет на проекты, иногда не очень. Загот переписал весь спектакль, это была его музыка, и до сих пор у меня есть мечта выпустить хоть в каком-то виде одну арию из этого спектакля — «Молитва Ромео», которая очень точно попала в мое состояние. И работа для проекта «Синдбад и принцесса Анна» тоже, в принципе, одна из этих историй.

Расскажите о вашей роли в проекте «Звуки музыки».

— Именно с этой роли я начал сотрудничать со Stage Entertainment, для меня это постановка не столько мюзикл, сколько музыкально-драматический спектакль. Роль была не большая, но очень знаковая для меня, ибо после нее в моей жизни произошло множество изменений. Сам персонаж довольно интересный: вроде как обычный парень, но, с другой стороны, на велосипеде, поэтому образ был все равно достаточно яркий, независимо от того, что роль маленькая по объему. К тому же, мой герой имеет важное значение в самом спектакле, поскольку в результате он спасает семью фон Траппов от нацистов. Молодой я был, мне было двадцать пять…. Конечно, мне нравилось работать в этом проекте. В принципе, любое движение вокруг в этом возрасте тебе нравится, как минимум поэтому было здорово. Это был знаковый и полезный опыт: во-первых, я поработал с драматическим режиссером, а во-вторых, в проекте был своеобразный микс драматических артистов и артистов музыкального театра.

— Насколько мне известно, планировалась постановка мюзикла «Король-Солнце», даже записывались некоторые треки, почему она не состоялась?

— Да, мы писали треки, но делали это по большей части для себя, ибо материал прекрасный. Был, конечно, какой-то разговор с еще одним горе-продюсером, который хотел этот мюзикл поставить, но даже до покупки прав дело не дошло.

Как пришла идея создать проект «От мюзикла к истокам»?

— Эта идея полностью принадлежит Андрею Белявскому, потому что он изначально был связан с тематикой казачества, у него много знакомых в этой среде. Кажется, он раньше работал в каком-то коллективе, не могу точно сказать. В общем, это направление было ему очень близко, и он давно вынашивал идею сделать нечто подобное. Пригласил меня – мы тогда плотно сотрудничали в театральных проектах в целом, а также в шоу «12 мюзиклов», которое делал Владимир Дыбский – и, соответственно, мы как-то с ним за эту задумку зацепились, пригласили талантливого баяниста и сделали большой концерт в Москве. Я этим загорелся, поскольку с детства пел в народном коллективе, то есть фольклорные песни были и мне очень близки.

А планируется ли еще что-то похожее?

— Возможно, мы сделаем что-то еще наподобие этого, да.

Будем ждать. Продолжим: вы участвовали в телешоу «Идеальный мужчина», каково это было?

— Это был один из первых моих опытов участия в шоу. Для меня это было некой проверкой на прочность, скажем так, сродни выживанию в стрессовой ситуации, поскольку на телевидении ты, в любом случае, всегда находишься в подвешенном состоянии. Впрочем, было забавно, мы проходили разные испытания. Помню, я тогда как-то раз смухлевал: нужно было держаться исключительно руками, а я, пока все отвернулись, ногами оперся на поверхность, постоял так немного, потом опять повис, и это мне, собственно, помогло пройти дальше. Я, по-моему, даже почти до финала дошел. Одним словом, было весело.

А сейчас вы бы согласились поучаствовать в чем-то подобном?

— Меня сейчас как раз приглашают участвовать в похожем шоу. Я, безусловно, подумаю над этим предложением, в принципе, почему бы и нет: подобная хорошая эмоциональная встряска иногда бывает весьма полезна.

В свое время вы исполняли роль Фрэнка Абигнейла-младшего в мюзикле «Поймай меня, если сможешь». Расскажите немного про эту постановку и своего героя.

— Фрэнк Абигнейл-младший — это моя боль и моя любовь. Замечательная роль, будто специально для меня написанная как вокально, так и драматически. Как вы наверняка знаете, это реальный человек, который, если не ошибаюсь, даже до сих пор жив. Он, притворяясь разными людьми, похитил более двух миллионов долларов, обокрав не один банк в Америке. Какой он? По характеру, безусловно, авантюрист, да и просто отличный парень, который, на самом деле, всего лишь хотел любить, поскольку после развода родителей не понимал, где его место в этом мире. Ведь вся история начинается с того, что он сбегает из дома. Представляете, какую смелость нужно иметь, чтобы пойти на подобное. Есть такая актерская книжка, автор Иван Чаббак («Мастерство актера: Техника Чаббак»), в ней описываются нюансы и тонкости актерской профессии, а также содержаться советы и правила (инструменты) по разным разделам. И вот последнее двенадцатое правило гласит: «Будь что будет». То есть, ты должен довериться всей проделанной тобой подготовке и отпустить себя. На сцене необходимо расслабиться, и тогда все то, что ты выучил и придумал, будет автоматически работать. И вот мне кажется, что это утверждение для Фрэнка сродни жизненному кредо. Мне и многим другим людям часто в жизни не достает этого ощущения полной внутренней свободы, когда тебе все равно, что произойдет. Я хотел бы у него это перенять.

 Сейчас в Театре Наций идет спектакль «Синяя-синяя птица» с вашим участием. Если я не ошибаюсь, вы исполняете там две роли, расскажите про них.

— Очень люблю этот спектакль. Он среди нашей аудитории мюзиклов не так популярен, в силу нестандартной площадки, стоимости билетов и так далее, но постановка чудесная. Ибо, во-первых, она безумно красивая – великолепная сценография и костюмы; во-вторых, потому что дорогая, что в театре всегда подкупает, особенно, если речь идет о жанре мюзикла — ведь в противном случае сразу получается какой-то «капустник»; и, в-третьих, сама история крайне занимательная. У моего первого героя есть та самая характерность, которую я пробовал еще тогда в «Бременских музыкантах», тот опыт мне очень помог. Но не в том смысле, что мой нынешний персонаж как-то похож на Короля, ни в коем случае. Я пол спектакля играю в кукле, точнее в костюме куклы, которая как бы является живой. Эта кукла – воспоминание главной героини Матильды, и, находясь в образе, я всегда испытываю то самое ощущение внутренней свободы, о котором мы говорили. Двенадцатое правило — «будь, что будет» — работает в полной мере, поскольку я, скажем так, полностью отключен от всех вокруг. Я могу делать все, что захочу: могу говорить тем голосом, каким хочу, могу полностью расслабиться и не думать, как я выгляжу со стороны — ибо выгляжу я просто медведем, медведем Тидлем и никем больше. Внутренняя свобода в этом образе имеет очень большое значение, и эта роль помогает мне обрести ее и вне сцены. Вторым моим героем является брат Матильды, Тиль, его я играю уже с лицом. Это по большей части уже такая детская история, но, на самом деле, все мы внутри дети, поэтому сыграть его не доставляет трудностей. Но, конечно, Тидель для меня гораздо интереснее, и он, к слову, родился сразу. Иными словами, я не искал, не пробовал варианты — а сразу понял, какой он должен быть. Это значимо, я считаю.

 Роль из какого спектакля вы можете назвать своей самой любимой за все время вашей карьеры?

— Этот вопрос всегда казался мне довольно странным, потому что все роли твои любимые, даже те, которые не получились, ведь они все равно дали тебе толчок для того, чтобы двигаться дальше, сделать что-то другое. Каждая роль с определённой точки зрения любимая, так что, если разбирать по аспектам, то в плане материала и музыки ответом, безусловно, будет «Поймай меня, если сможешь», а в плане некой внутренней актерской работы — «Синяя-синяя птица». «Мамма Мия!» — это просто абсолютное веселье, потрясающая музыка, драйв и легкость, очень хотел бы вновь окунуться в этот мюзикл. Я играл порядка двадцати спектаклей в месяц и вовсе не замечал их, каждый спектакль был в удовольствие. Так что назвать одну любимую постановку и роль просто нельзя.

 Если бы у вас была возможность стать героем литературного произведения, какие книгу и персонажа вы бы предпочли?

— Не сказать, что я в принципе ассоциирую себя с какими-то литературными персонажами. У меня очень чистое восприятие, то есть, если я смотрю кино – я просто смотрю кино. Без мыслей из разряда: «Ой, вот его бы я сыграл», тогда как многим артистам такое свойственно. То же самое с литературой. Так что я не знаю… Ладно, пусть моим ответом будет Пьер Безухов из романа «Война и Мир».

Вы играли Германа Титова в фильме «Гагарин. Первый в космосе» (2013 год, режиссер Павел Пархоменко). Сложно ли было готовиться к роли, и какой Герман по характеру?

— Я тогда еще был молод и не видел смысла в какой-то специфической подготовке. Тогда человеческая составляющей в картине казалась мне куда важнее, потому что этот фильм практически хроника, такое художественно-документальное кино, по крайне мере, в моем понимании. Мы старались следовать этому вектору и не снимать того, чего не было, то бишь максимально приблизиться к реальности. Я, конечно, смотрел видео с Титовым, пытался перенять походку и другие внешние аспекты, но чисто характерно мне хотелось больше сработать на разворачивающуюся в картине историю. Герман был подготовлен лучше, чем Юрий, он был умнее и выносливее, но в итоге выбор остановили на Гагарине, потому что у него была некая светлая открытая нота, тогда как Титов был более закрыт в себе. Он был прекрасным человеком. Да, его захлестывали амбиции, но в этой ситуации было бы странно, если бы такого не происходило – на кону стоял такой подарок жизни, он сам неоднократно повторял: «Тысячи будут летать, а запомнят первого», поэтому его легко можно понять в этом плане. Однако он был очень замкнутым, как по мне, именно поэтому его и не выбрали.

Он завидовал Гагарину?

— Конечно. Я считаю, что завидовал, но в своей зависти не переходил черту, потому что они были друзьями. Тем более раньше, в советский период, дружба имела гораздо большее значение, чем сейчас: она была своеобразным заслоном, на который опирались люди. Поэтому, безусловно, Титовым владело это чувство, но он постоянно, скажем так, упирался в его потолок.

Как вы проводите свободное время?

— Честно говоря, если у меня и есть свободное время, то оно все равно всегда чем-то занято — это какой-то кошмар, я не знаю, почему так происходит. Но, если подумать, это прекрасно, на самом деле. Я очень люблю путешествовать, и, как только у меня появляется несколько свободных дней, я сразу куда-нибудь еду. На выходные в Европу, например, это по мне. Также люблю ходить с друзьями в кино, я в целом в последнее время стал больше увлекаться кинематографом: я и смотрю фильмы, и читаю про них. Еще очень люблю гулять, особенно когда такая прекрасная погода как в этом году.

 Какой самый интересный фильм, просмотренный вами за последнее время?

— Из нашего мне понравились «Аритмия» (2017 год, режиссер Борис Хлебников) и «История одного назначения» (2018 год, режиссер Авдотья Смирнова). Из зарубежного — «Звезда родилась» (2018 год, режиссер Брэдли Купер) с Леди Гагой. Казалось бы, это должна быть очень попсовая история, отчасти она таковой и является – снята полностью в традициях жанра – но насколько же это великолепная работа актеров и всей съемочной команды, я в конце плакал, как ребенок. В целом, я люблю очень разное кино: и психологические картины, и сказки Disney, и даже проходные голливудские фильмы. Вот сегодня пойду на «Кислоту» (2018 год, режиссер Александр Горчилин), посмотрим что это.

Какой самый ценный совет, который вам давали когда-либо?

— Не суетиться. Это мне сказал режиссер картины «Экипаж» (2016 год) Николай Лебедев. Все. Добавить нечего.

Есть ли такой спектакль, который растрогал вас до слез?

— Да. Я смотрел на Бродвее мюзикл «Приведение», и в тот момент он сильно меня задел. Опять же, в разные периоды жизни тебя трогают разные вещи, и вот тогда у меня, видимо, был какой-то подходящий этап. Этот спектакль отличался от того, что ставили у нас в Москве, он был более камерный, в небольшом зале. Я после него просто рыдал часа три, без шуток. То есть, я с поклонов ушел в туалет и плакал. Причем, мне было очень неловко, так как я смотрел его с друзьями, и они не совсем понимали, что со мной происходило. Затем я пошел гулять по Манхеттену и пытался прийти в себя, вот настолько в меня попала эта история. К тому же, она еще была очень хорошо сыграна, а когда на сцене между актерами происходит некая правильная химическая реакция, то это сильно влияет на зрителя. Я тогда месяц находился в США и решил купить билет еще и на последний спектакль. И на закрытии я испытывал те же самые эмоции.

— Мы подошли к традиционному для наших интервью завершению. Расскажите какой-нибудь забавный или неловкий случай, произошедший с вами во время спектакля, который не был заметен зрителю.

— Было миллион таких. Обычно я стараюсь не подкалывать партнеров по сцене, но иногда, когда работаешь в спектакле в такой компании как, например, Stage Entertainment, и у тебя двадцать или тридцать спектаклей в месяц, хочется разнообразия. У меня, конечно, не было тридцати спектаклей, «Звуки музыки» я отыграл порядка пятнадцати раз, но все же. Значит, терраса, там находятся фон Трапп с баронессой и персонаж по имени Макс, его тогда играл Алексей Бобров, с которым мы всегда были на одной волне, и я по роли должен приехать на велосипеде и передать его герою письмо. Итак, время подходит, я беру письмо, а это реквизит – меня потом отругали за этот поступок, так делать нельзя, естественно, – и думаю: «Как же надоело просто так приезжать, нужно что-нибудь сделать», в итоге я написал на конверте: «Бобров дурак». А еще проблема в чем: я, когда знаю, что хочу кого-то подколоть, сам заранее начинаю сыпаться, поэтому я обычно подобное и не практикую – не могу сдерживаться. И вот я уже в предвкушении подъехал к нему, держу это письмо — самого меня трясет — а он уже издалека видит, что там написано. Думаю, вы представляете, каково это было. Естественно, мы оба пытаемся себя сдерживать, но все равно начинаем смеяться. Причем я-то сажусь на велосипед и уезжаю, а ему дальше играть сцену. Так что я тогда его смешно подставил в этом плане. Еще у нас с ним же были смешные случаи на мюзикле «Любовь и шпионаж». Помимо нас там играл прекрасный и мною горячо любимый артист Максим Заусалин, с которым мы исполняли небольшие роли в ансамбле. Помню, поскольку работы в этом спектакле было не очень много – все было под основных персонажей прописано, — мы там реально уже просто прикалывались. Например, Максим постоянно надевал то женский костюм, то еще какой-то реквизит и встречал Боброва, когда тот выходил со сцены, а мы, соответственно, все это наблюдали из-за кулис. Так что да, очень много таких случаев было.

Что вы можете пожелать нашим читателям?

— Как бы банально это не звучало, я желаю всем не останавливаться на достигнутом. Грубо говоря, идти к тому, чего ты хочешь, планомерно, ибо, если ты прикладываешь усилия, значит рано или поздно достигнешь поставленной цели. Это только вопрос времени, у каждого свой срок для этого. Иными словами, кто-то может сразу стать, к примеру, великим инженером, а кто-то только через десять лет. Но это не имеет значения, правильно? Ведь в первую очередь интересен сам процесс. Поэтому просто нужно идти вперед и делать то, что должно, чтобы продолжать путь. Пожалуй, так.

Интервью проводила: Карно Анастасия 
Автор текста: Таис Закаржевская 
Редактор: Анна Тарасова
Фотограф: CarnotPhoto

Интервью взято для авторского журнала «Из темноты кулис…»

admin
a_star_off@mail.ru

«Будь, что будет». Интервью с Вадимом Мичманом: 6 комментариев

  1. Hi would you mind sharing which blog platform you’re working with?

    I’m going to start my own blog in the near future but I’m
    having a tough time deciding between BlogEngine/Wordpress/B2evolution and Drupal.

    The reason I ask is because your design seems different then most blogs and I’m looking for something unique.
    P.S Sorry for getting off-topic but I had to ask! 0mniartist asmr

  2. Hey! I understand this is sort of off-topic but
    I had to ask. Does managing a well-established website
    like yours require a lot of work? I am brand new to operating
    a blog however I do write in my journal on a daily basis.
    I’d like to start a blog so I will be able to share my
    personal experience and feelings online. Please let me know if you have any ideas or tips for new aspiring bloggers.

    Thankyou! 0mniartist asmr

  3. Nice post. I learn one thing tougher on different blogs everyday. It can always be stimulating to read content material from other writers and practice a little something from their store. I’d want to make use of some with the content material on my weblog whether or not you don’t mind. Natually I’ll provide you with a hyperlink on your internet blog. Thanks for sharing.

  4. I used to be recommended this web site by way of my cousin. I am no longer certain whether or not this submit is written by him as
    no one else know such distinct approximately my difficulty.

    You are incredible! Thank you!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *