Совсем недавно в «Белой студии» Дарьи Златопольской состоялся открытый разговор с актером, режиссером и музыкантом — Евгением Цыгановым. Разговор получился весьма открытым и душевным. Один из самых востребованных российских актеров совсем недавно дебютировал как режиссер с короткометражной картиной «Мятежный» и сейчас работает над ролью Мастера в масштабном проекте «Воланд» Михаила Локшина. Он играет в своей группе POKAPRЁT и считает рок-музыку такой же важной частью своей жизни, как работу в театре и кино.

Эфир на телеканале «Россия Культура» состоялся 21 сентября в 21:30, а для тех, кто не успел посмотреть его мы предлагаем выдержки из его интервью телеканалу!

О КАРТИНЕ «МЯТЕЖНЫЙ» И МАГИИ КИНО

Эта история возникла случайно, на уровне кухонного разговора. Я предложил приятелю снять кино про простого парня, который встречает некую диву. И набросал эту историю за бутербродом. У приятеля были другие планы на жизнь, прошло лет, наверное, пять, и я подумал: какая забавная история, почему бы ее не снять. Но у меня не было представления о героине и герое, это мог быть кто угодно, потому что фильм практически без слов. И вдруг я увидел в ленте «Инстаграма» фотографию молодого артиста Никиты Павленко и подумал, что вот этот парень мог бы быть этим героем. В тот же день, когда я об этом подумал, он добавился ко мне в друзья на «Фейсбуке». Я сказал ему: «Парень, у меня есть к тебе дело. А он: «Не может быть». И месяца через четыре у нас уже все было снято.

Вообще вся эта история состояла из каких-то знаков… Когда говорят «магия кино» — на мой взгляд, эта магия больше в процессе, чем в результате. В этом процессе магия может отсутствовать, а может присутствовать. И, может быть, ради этого вообще имеет смысл этим заниматься. Потому что к этим двадцати минутам, которые называются фильмом «Мятежный», у меня самого, по большому счету, вопрос: для чего это? Кому это нужно? Что это, вообще, такое? Но в какой-то момент уже был загружен автомобиль, который должен был отправляться на место съемок, достаточно далеко, и мы стояли перед этой машиной с водителем, моим другом, который должен был перевезти всю эту аппаратуру. И я говорю ему: «Слушай, а может, ну его все, к чертовой матери?» И он говорит: «Ну, тебе это нужно?» Видимо, да. Ну и он захлопнул дверь, сел в машину и поехал. И стало понятно, что это все-таки состоится. Это как стихи: у вас вертится в голове какой-то ритм или образ, а потом раз – оно написалось. И вы думаете: интересная какая штука, но это явно не я написал. Но это есть.

МЕЖДУ МУЗЫКОЙ И ТЕАТРОМ

Когда я поступил в театральный вуз, мне говорили: ну ты же артист. А у меня внутри был протест, потому что у меня вообще-то рок-н-ролл, я играл на гитаре, я писал какие-то стихи в тот момент, и мне казалось, что само понятие «артист» загоняет меня в какие-то узкие рамки. И в театре ко мне так и относились: ну, ты же какой-то там музыкант. А в музыкальном кругу говорили: ну, вот это ребята-артисты, которые выходят на сцену с гитарой, психи, которые сейчас будут из себя изображать рокеров. Потом я как-то подуспокоился, когда уже было какое-то количество спектаклей и фильмов – да, я артист, я работаю артистом, и мне интересно работать артистом.

О «МАСТЕРСКОЙ ПЕТРА ФОМЕНКО»

Для меня, конечно, очень важен театр, в котором я работаю. Я за него болею, переживаю все его взлеты и падения, которые неминуемы. И об этом нам говорил Петр Наумович: сегодня мы куда-то взлетели, а потом нас так же опустят, скажут «изжились». И был такой момент не один, и при Петре Наумовиче не один. Естественно, когда Петра Наумовича не стало, стали говорить: «Ну, все уже, Мастера нет, как у вас там в театре, тяжело?» А я отвечал, что мы работаем, ставим спектакли, репетируем. И у нас есть Мастер, он присутствует. Это не про то, что мы какие-то жесткие сектанты и не видим мир – нет, сам Петр Наумович был очень любопытный человек и нас этому учил.

ОБ ЭНЕРГИИ БЛАГОДАРНОСТИ

Я недавно в очередной раз играл «Одну абсолютно счастливую деревню» и у меня просто шел поток мыслей о радости бытия и благодарности [за все, что у меня есть]. Эту энергию благодарности важно в себе не терять и нести, потому что иначе можно превратиться во что-то мелкое и брюзжащее. Эта энергия очень важна, потому что, в конечном счете, эта благодарность является ракурсом большого слова «любовь», которая есть Бог.

О ТОМ, КАК СОЗДАТЕЛИ ПРИНАДЛЕЖАТ ФИЛЬМУ

У Тарковского есть фраза, что в какой-то момент уже не фильм принадлежит тебе, потому что ты его делаешь, а ты начинаешь принадлежать фильму. И на съемках «Человека, который удивил всех», это произошло. Была сцена, которая планировалась на улице. Но пошел снег, и мы переместились в сельский клуб. Ни сцены в клубе, ни танца не должно было быть в этом фильме – вместо этого герой должен был ходить по улице и какие-то старушки должны были как-то на него реагировать. И вдруг эта сцена – раз! – и появилась. И пока мы снимали, понятия не имели, чем это все закончится. Получился такой классический театральный этюд, потому что этюд, по идее, не имеет предсказуемого финала. Это был момент такого этюда киношного.

О ВАЖНОМ

Что важно – это такой сложный вопрос. Я даже думать об этом боюсь. У меня был спектакль «Олимпия», который я когда-то сделал в театре. Там была актриса, игравшая белого коня. И я ей придумал образ: белый костюм, белые степовые ботинки, которые, как у коня, звучат. А актриса мне как-то не очень доверилась, и когда мы сдавали спектакль, она появилась в синем платье и босиком. Я не могу описать спектр своих эмоций. И я сижу и думаю: ну, в синем платье босиком вышел белый конь. И что?! Ну, ты придумал и хочешь, чтобы было так, как ты придумал – но никто не знает, на самом деле, как надо и что важно.

О ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ

Есть люди, которые легко принимают решения, и есть те, кто не может этого категорически. Я могу принимать решения. Не могу сказать, что я любитель все быстро разложить, потому что мне иногда нравится, как решение принимается само – просто иногда обстоятельства не дают тебе такой возможности.

За предоставленный материал особая благодарность телеканалу «Россия К»

admin
a_star_off@mail.ru