1. «Юное дарование»

В 2009 году Ксавье Долан написал сценарий, срежессировал и снялся в своем первом фильме «Я убил свою мать» (J’ai tué ma mère), который, как он утверждал, написал три года назад. Премьера состоялась в Каннах, где он получил три награды. Фильм закладывает основу для того, каким будет канадское кино: крайняя чувствительность, когда дело доходит до решения сентиментальных отношений, и горячая забота о формальных и стилистических аспектах. В его следующих работах будет задан новый тон, который исходит из двух предыдущих: непрекращающиеся инновации в повествовательном языке.

Ксавье Долан в фильме «Я убил свою мать»
Ксавье Долан в фильме «Я убил свою мать»

2. Шаги гиганта, точность балерины.

Он переживает драму, между матерью и ее сыном (играет он сам). Он продолжает рассказывать страстную историю между двумя друзьями в «Воображаемой любви» (Les amours imaginaires, 2010). Он делает большой скачок с «И все же Лоуренс» ( «Laurence Anyways» 2012), демонстрируя весь концентрированный и набросанный потенциал в своих первых двух фильмах. В «Том на ферме» ( «Tom a la ferm» 2013) он снова погружается в лоно сломанной семьи, но частью которой он не является на этот раз, выбирает новый (и идеальный) сценарий: изолированную ферму. Кроме того, он снова играет главную роль и меняет жанр — триллер. И, в довершение всего, «Мамочка«( «Mommy» 2014) : она поднимает отношения матери и ребенка, меняя роли (относительно), и ставит ее в ближайшее будущее, но ничего приятного в нем не предвидится (антиутопия, не больше и не меньше). Точка ставится в деталях и в формальном выборе: он выбирает использовать формат в 1: 1, и более того, он использует его повествовательно с блеском.

«Mommy» 2014
«Mommy» 2014

3. Зрелость: парень, который знал слишком много.

Долан демонстрирует необычную для своего возраста степень зрелости со времен первого фильма — черту, которая подтверждает и затачивает в следующих. Мы говорим об эмоциональной и художественной зрелости.

В фильме «Я убил свою мать«, несмотря на то, что это работа с ярко выраженными начальными чертами, Долан уже доказывает, что он способен смеяться над собой. Он делает то же самое с Фрэнсисом — персонажем, роль которого он также берет на себя в «Воображаемой любви«. Здесь мы присутствуем на первом явном перевороте автора: Долан- Фрэнсис. Очень важная деталь в обоих фильмах, свидетельствующая о большой способности автора создавать характеры и ситуации, заключается в том, что в четырех его главных героях выделяются негативные черты. Нам знакомо менее доброе лицо этих персонажей, которое иногда даже раздражает. Иными словами, Долан побеждает зрителя через эмоции, которые испытывают его персонажи, вместо того, чтобы, как обычно, искать прямое сочувствие, показывая привлекательную сторону.

Канадцу не нужно объяснять, почему его персонажи такие, какие они есть. Он просто представляет их в разгар своих собственных желаний и проблем. Конечно, есть травмы, но они не то, что интересует Долана: он просто смотрит вперед, внутрь и снова вперед, в том, что является непрерывным импульсом с самим собой и что он знает, как правильно перемещать свои сюжеты и персонажи.

Воображаемая любовь 2010
Воображаемая любовь 2010

4. Мастер ритма.

Долан вырос в 90-х годах, и, хотя он заявляет, что не был поклонником MTV, видеоклипы являются неотъемлемой частью его историй. В дополнение к обычному использованию звука и музыки в качестве повествовательных инструментов, у режиссера не дрожит пульс, когда дело доходит до замедления фильма. Он, под звуки поп-хита или электронного хита, заставляет своих персонажей танцевать. Мы говорим «замедление«, но это, пожалуй, не самое подходящее слово, так как эти моменты играют активную роль в сюжете: они являются не изолированными блоками, а обостренным проявлением эмоций его персонажей. Проще говоря, есть вещи, которые лучше всего объяснить музыкой и танцами.

В качестве примера можно привести танец Ника в «Воображаемой любви», введение «И все же Лоуренс» или танго в конюшне «Тома на ферме». Кроме того, Долан использует эти моменты, чтобы доказать, что красота существует и там, где, казалось, были только тьма и отчаяние.

Ксавье Долан «Том на ферме»
Ксавье Долан «Том на ферме»

5.Интенсивность: игра с кровью

Это ключевое руководство, без которого его фильмы не выдержали бы. Все его персонажи хотят чего-то или кого-то, и они делают это стремительно. Нет пассивных персонажей, равнодушных к тому, что происходит вокруг них: все они являются активной частью истории. Более того, что-то мощно побуждает их воздействовать, вмешиваться, падать. Там нет места для сдержанности: есть много, чтобы хотеть, много, чтобы забыть, слишком много, чтобы сделать.

Тот факт, что сам Долан появляется в половине его фильмов, вполне может быть симптомом того, что ему нужно сыграть некоторых персонажей, которые он задумал — как и Ван Гогу, которому нужно было рисовать собственными пальцами, когда кисти иногда оказывались недостаточными для выражения.

Мы уже говорили о музыкальных пространствах, которые Долан интегрирует в свои фильмы. Они играют очень важную роль с точки зрения интенсивности, поскольку они действуют как в моменты кульминации, так и в качестве вентиляционного отверстия. Они позволяют зрителю ловить воздух, а затем снова зацепить его в сюжете, уже облегченном и расположенном снова.

«Я убил свою мать»
«Я убил свою мать»

6. Альтер эго

Он убегает от архетипов, к которым было бы неплохо нередко прибегать, учитывая,что все персонажи Долана являются нарушениями его собственной идентичности. Возможно, эта разрозненность, как мы уже говорили, слишком очевидна в «Воображаемой любви» (именно потому, что она используется в качестве повествовательного ресурса), но она вообще не скрипит ни в одном из его других произведений.

Отдельного упоминания заслуживает Лоуренс. Он является (абсолютным) самым старым героем из тех, кого изображает канадский режиссер, и которого мы видим больше всего по времени (фильм проходит десятилетие его жизни). И, несмотря на это (а может, именно из-за этого), больше всего бросается в глаза, как двадцатидвухлетний мальчишка мог попасть в шкуру тридцатилетнего человека в разгар кризиса? И, более того, как он смог так точно и достоверно изобразить отношения между Лоуренсом и его подругой Фред и эволюцию их обоих во времени?

Долан профилирует и развивает мужских персонажей, да, но также и женщин. Взрослые женщины, как и мужчины, представляются с огромным эмоциональным субстратом и неоспоримым правдоподобием. Женская фигура имеет первостепенное значение во всей его работе, либо как главная причина травм (когда она мать одного из его главных героев, как в «Я убил свою мать» и «Том на ферме»), либо как эталонная фигура, которой нужно восхищаться (когда она мать других, как в «Воображаемой любви»). Несмотря на то, что эта двойственность всегда присутствует, Долан позиционирует себя и привилегирует, без сомнения, героическую роль женщины.

«И все же Лоуренс»
«И все же Лоуренс»

7. Когерентность: ноги на земле и сердце в кулаке.

Через пять лет после того, как он снял «Я убил свою мать«, Долан снова поднимает тему сведения счетов с собой. Он оглядывается назад, снова внутрь, исправляет и снова вводит новшества. И на этот раз он побеждает в Каннах. После премьеры «Мамочки» Долан заверил, что, чтобы защитить свое психическое здоровье, он не может идти в ногу с ритмом одного фильма в год. Следующий, «Это всего лишь конец света», побуждает мыслить шире.

Феномен Ксавье Долана. Часть 2., изображение №7

А совсем недавно Ксавье выпустил аж два фильма: «Маттиас и Максим» и «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована». Эти два фильма вышли практически один за другим и произвели небывалый фурор у жаждущей сенсаций публики.

Автор: Анастасия Карно
Специально для издания «Из темноты кулис…»

admin
a_star_off@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *