Традиционный японский театр кабуки существует уже четыре сотни лет. За это время он и процветал, был почти забыт, пережил и войну, и всяческие гонения. Но, в какие бы времена он не существовал и какую бы славу не приобретал, кабуки будет продолжать стоять в ряду главных символов Японии, известных всем и каждому… Познакомимся с его историей поближе. 

Ищите женщину….

Изображение основательницы театра кабуки Окуни

Театральный жанр Кабуки сложился в Японии благодаря таланту Идзумо-но Окуни — служительнице (или мико) священного храма Идзумо Тайся, которая в 1603 году исполняла ритуальные танцы на улицах Киото и в его окрестностях, намеренно стремясь к многолюдности. Танец-молитва, который она исполняла, вдохновил на создание собственного стиля, поэтому позже репертуар Окуни расширился, появилось звучание различных музыкальных инструментов (флейта, барабаны). Популярность таких перфомансов привела Окуни на большую сцену. Энтузиастке довелось выступать даже в самом Императорском дворце. Вдохновившись ее успехом, повсеместно стали появляться целые танцевальные труппы, подражая любимице публики и составляя ей достойную конкуренцию. Эта маленькая революция и положила начало кабуки – особого театра, сочетающего в себе элементы танца, драмы, яркого грима и костюмов. 

Авансцена такого театра имела «ханамити» — то есть «путь цветка», по которому актеры выходили и уходили, располагалась прямо среди зрительного зала. Постепенно технические возможности позволили поставить вращающуюся сцену и механические люки, добавляющие представлению эффектности. Смена декораций часто происходила вручную прямо посреди акта, а занавес (агэмаку) не задвигался.

Однин из примеров схемы первых кабуки

Из-за того, что представления продолжались весь день, у зрителей появилось еще одна традиция — покупать в театре бэнто — обед в коробочке. Ели обычно в антракте, когда занавес (маку по-японски) был опущен, эти обеды стали называться маку-но ути («пока занавес опущен»). Кстати, эти ланчи популярны до сих пор. 

Все роли, опять же, благодаря Окуни, в то время исполнялись только женщинами. И общественность на первых этапах такой расклад очень радовал. Но были здесь и подводные камни.

Представления кабуки часто сочетали в себе несколько вульгарное поведение и грубые сюжетные ходы, а сами актрисы были не против близкого знакомства и преимущественно вели аморальный образ жизни (что, скорее всего, было далеко от того, что хотела бы Окуни). Благодаря такой не очень чистой репутации, кабуки вскоре приобрел в народе другой смысл — «театр поющих и танцующих куртизанок».

Буйная атмосфера театра и настроения народа привлекают к себе внимание феодального военного правительства — сегунат Токугава, и уже в 1629 году, «в целях сохранения общественной нравственности», женщинам категорически запрещалось выступать на сцене. Однако, многие эксперты и историки считают, что правительство было больше обеспокоено популярностью постановок, освещающих жизнь обычных людей, а не героических подвигов древности, и вовлечением в неприятные скандалы с кабуки некоторых важных государственных деятелей, что по тем временам было неприемлемо. 

Однако, кабуки все же оставался востребованным продуктом и его закрытие могло вызвать новую волну недовольства. После ряда советов было принято решение, что с этих пор роли в театре могут исполнять только мужчины. Репертуар тоже был тщательно пересмотрен – в этот раз акцент делался именно на серьезную драматическую часть. Однако, особого эффекта на «облагораживание театра» это не возымело – людям по-прежнему хотелось разврата, юные актеры были не менее доступны, чем их предшественницы, а дебошей и скандалов во время представлений стало еще больше.

Но правительство не сдавалось и в 1653 году поставило театру новое требование – в кабуки имеют право выступать только зрелые мужчины. Многие из них положили начало знаменитым актерским династиям, которые мы можем наблюдать и в наши дни. 

Благодаря этим нововведениям преобразовывается и сам жанр – в него входит утонченная стилистика, а сюжеты приобретают более глубокий и благородный смысл. Появляется язык поз «миэ», и грим «кумадори» — нанесение полос на лицо. В народе это явление получило название «яро-кабуки» («плутовской»). Наконец, после многих лет гонений и темной репутации, для театра наступает период рассвета. К сожалению, длился он недолго. 

Один из самых узнаваемых элементов кабуки — особый грим, характеризующийся красными полосками на лице и причудливыми париками.

Начало новым скандалам положил драматург Тикамацу Мондзаэмон — один из первых профессиональных авторов пьес, оказавших огромное влияние на развитие театра, хотя изначально большинство из них создавалось для основного конкурента кабуки — кукольного театра бунраку. Самая знаменитая пьеса Тикамацу – «Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки», вызвала волну подражания… Только не на сцене, а в реальной жизни. Из-за резкого роста самоубийств по Японии пьеса быстро была запрещена к показу, приведя жанр к значительному упадку. К середине 18 века публика теряет интерес к кабуки, отдавая предпочтение бунраку, получившему к тому времени серьезное развитие. Возродить новый интерес получилось лишь в последний момент….

Возрождение и европеизация

С приходом к власти династии Мейдзи Япония входит в период европеизации и резких изменений во всех сферах жизни, в том числе и театре. Кабуки грозило полное вымирание, если бы не быстрая реакция владельца нескольких театров в Эдо Морита Канъя XII. Перенеся площадки в один их центральных кварталов Синтоми-те, Морита занялся его европейским перекраиванием. 

Убрали башню ягура – один из основных атрибутов старых театров. Для европейской публики в партере устанавливались стулья, а для освещения стали применяться газовые фонари. И наконец, после очередных революционных нововведений, в 1878 году открывается совершенно иной театр «Синтомидза». На торжество было приглашено свыше тысячи гостей, включая журналистов, иностранных представителей и представителей власти, играл военный оркестр, а актеры кабуки, одетые во фраки (что полностью выбивалось из привычных канонов), обращались со сцены к гостям. 

Иллюстрация европезированного театра кабуки «Синтомидза»

Таким «пиар ходом», театр демонстрировал отход от традиций и принятие новых реалий. Но создатели на этом не остановились, и уже 1887 году Морита Канъя с помощью министра иностранных дел Иноуэ Каору организовал визит в театр императором и императрицей, что стало первым подобным случаем в истории кабуки. Таким образом, театр резко вырос в глазах общественности а его актеры перестали рассматриваться как низшая и аморальная социальная группа. Этот период вошел в историю как Мэйдзи, а его выдающиеся актеры: Итикава Дандзюро IX, Итикава Садандзи I и Оноэ Кикугоро V, заложили основы для современного кабуки.

Выход кабуки на мировой уровень.

После землетрясения в 1923 году, принесшим значительные разрушения, театральная деятельность была сильно урезана, что породило первую монополию, крупнейшим игроком которой стала компания «Сетику», которая решила контролировать не только кабуки, но и прочие театры по всей Японии. 

Уже в 1928 году кабуки впервые покидает пределы Японии и едет с гастролями зарубеж, в том числе в Москву, Ленинград, США и ряд европейских стран. Так как хронометраж кабуки сильно превышал привычный для Советского Союза, гастролерам пришлось столкнуться с проблемами… Руководители труппы хотели разделить программу и показывать ее отдельными сериями, но эта идея была отвергнута, так как противоречила настоящему представлению кабуки. После долгих споров решение было найдено — сокращение пьес. Актеры снова и снова проигрывали их на репетициях, исключая тот или иной эпизод, а на показе велся строгий хронометраж. В результате в первый день в Москве и в последний день в Ленинграде постановки кабуки составили по времени 2 часа 50 минут, а во втором — целых 5.

Сегодня кабуки редко гастролирует по миру. Первый заграничный выезд случился в 1928 году

Руководитель гастрольной труппы и еще один революционный новатор Садандзи II понимал, что менять под европейского зрителя стоит в первую очередь содержание, а не сам театр. Он с радостью соглашался на сотрудничество с другими жанрами, участвовал в постановке сингэки – одной из основоположниц современной драмы, и вводил в постановки кабуки иностранные пьесы, как «Верный» Джона Мейсфилда и «На дне» Максима Горького. В последствии это привело к появлению синкабуки «новый кабуки». Все бы шло замечательно, но вмешалась Вторая мировая война. Многие актеры были мобилизованы, а сами театры либо подверглись бомбежке, либо были перепрофилированы под военные нужды. 

После окончания войны в общественном сознании снова наступает переворот, и американские оккупанты упраздняют кабуки как антидемократический и низкий жанр. Пьесы, все же допущенные до показов, относились к отдельному списку и должны были составлять не более 30 % от всего репертуара. При этом многие актеры, после того, как мир стал постепенно возвращаться к нормальной жизни, были удостоены правительственных наград и зачислены в лигу Академии искусств. Из-за больших потерь старшего поколения большую часть ролей стало снова отводиться юношам, более того — в них начали возвращаться женщины. 

Первой послевоенной постановкой стала «Сукэроку», которая и сегодня считается эталоном классического кабуки. В 1946 году снова возобновила свою деятельность «Сетику», которая решилась обратиться к своему основному конкуренту Тоху (в настоящее время – одна из крупнейших кинокомпаний Японии), чтобы поставить крупное представление на одной из немногих выживших театральных площадок. До этого молодым актерам часто доводилось выступать в залах крупных магазинов или прочих сомнительных помещениях, где можно было собрать хоть какую-то публику. 

Памятник Окуни в районе Киото

Кабуки 21 века

Сегодня кабуки остается одним из самых популярных жанров театрального искусства и национальным достоянием Японии, не имеющего аналогов в мире. 24 ноября 2005 года он вошел в «Третью Декларацию шедевров устного наследия человечества» ЮНЕСКО. В память об основательнице жанра, Окуни, в 2003 году установлена статуя в киотоском районе Понто-те, куда может прийти любой желающий. Актеры кабуки – частые гости на телевидении и в кино. Представления по прежнему редко выезжают за пределы своей страны, но неизменно вызывают серьезный ажиотаж и активное освещение в прессе, в том числе и в России. Так что, если когда-нибудь окажетесь в Японии или увидите анонсы гастролей — не упускайте возможность окунуться в атмосферу «бунтаря» театрального мира. Искать созвучия современности в нем не стоит, лучше просто наслаждаться зрелищем… И знаете… Иногда это именно то, что нам необходимо… Правда?

Автор: Екатерина Свергун

Специально для издания «Из темноты кулис… »

admin
a_star_off@mail.ru

Один комментарий к “Кабуки — бунтарь от театрального мира”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *