Les tilleuls sentent bon dans les bons soirs de juin !
Нет рассудительных людей в семнадцать лет!
Arthur Rimbaud

Ни дня без строчки” так называлась известная книга Юрия Олеши, представляющая собой цикл миниатюрных зарисовок, созданных на биографическом материале. Наш гость, Матье Мот, которого многие знают по роли Лазара де Пейроля в мюзикле “1789 les amants de la Bastille”, тоже не может прожить ни дня без строчки. Каждый день он пишет что-то новое, и не только для своего журнала, но и для других изданий. Чем же сейчас занимается рок-певец, ставший учителем? Давайте узнаем!

Матьё Мот и его журнал
Матьё Мот и его журнал

Как проходит твоя самоизоляция? В Китае все уже нормализовалось, нет?

-Ты говоришь про Covid? Вообще я работаю учителем, преподаю французскую литературу. Также я даю уроки пения и игры на гитаре. Многие из моих уроков я и так преподавал по Zoom, так что я уже знал, как это делается. Сейчас мы все еще закрыты и находимся в неких тисках, поэтому это очень непростое время.

Я привык находиться напротив своих учеников. Конечно, живое обучение всегда лучше и сильно отличается от того, если ты обучаешь по компьютеру и Zoom, потому что то когда ты что-то делаешь на компьютере, тебе приходится прикладывать двойные усилия.

В начале пандемии, из-за того, что это случилось в Китае, множество моих студентов: французы, австралийцы, британцы, улетели в Европу. Но это оказалось не очень хорошей идеей, потому что через месяц там началось тоже самое, поэтому они вернулись, хах, и теперь они не боятся. Это невероятно, потому что, в какой бы стране они не родились, и какими бы знаниями бы не обладали, им приходится постоянно адаптироваться в Гонконге. При этом, каждый из них изучает множество дисциплин в Гонконге, не только во Франции…

Я хочу представить тебя нашим читателям. Многие из них знают тебя как Лазара из мюзикла “1789 les amants de la Bastille”. Как изменилась твоя жизнь после выхода мюзикла?

-После? Воу… Моя жизнь поменялась кардинально! Мюзикл был для меня большой возможностью. В это время я жил в Гренобле, у меня была рок-группа, ты наверняка знаешь, Caravage. И кастинг-директор просто связался со мной через моих коллег. Так мне дали роль в мюзикле, поэтому день за днем, месяц за месяцем, все начинало складываться. Это было мечтой, и очень захватывало. Просто в момент я взял, согласился, принял это и сказал: «Да, Это клево. Давайте продолжать«. Мы стали исследовать персонажа, его голос, типаж… Я стал тренироваться, потому для меня это была некая игра, понимаешь? До этого времени, то есть до мюзикла, я не был профессиональным певцом, я не был профессиональным актером, я был просто журналистом. Я работал журналистом с юности, с 20 лет, проводя время преимущественно в офисе, но когда я попал в мюзикл и оказался среди актеров, танцоров, певцов — это была жизнь. Я жил в Париже и именно тогда понял, что моя жизнь должна быть связана с пением — как в мюзиклах, так и со своими композициями.

Я захотел продолжать работать с Caravage. Мы продолжали выступать и после мюзикла во Франции и в Европе. У нас были композиции и на английском языке, потому что Саймон — мой лучший друг, почти что брат, писал очень красивые тексты.

Caravage
Caravage

Я много почерпнул из мюзикла, но он был просто эпизодом моей жизни. Это было просто сумасшествие, и все воспоминания о нем невероятные. Они связаны с труппой, с певцами, с которыми продолжаем общаться и сейчас. Мы пели, путешествовали, прожили вместе множество прекрасных моментов… Но ты знаешь, как все закончилось? Ужасным инцидентом с Маркусом, когда техника взорвалась, поэтому после него это была уже иная история…(прим.ред. 8 ноября 2013 года в результате случайного взрыва пиротехнических складов во время операции по техническому обслуживанию за кулисами было ранено около пятнадцати человек. Один из них, Маркус Толедано, технический директор шоу, не выжил, и дань уважения для него, организованная поклонниками, прошла 10 ноября того же года. Кроме того, был нанесен материальный ущерб (несколько костюмов были повреждены, а также компьютерное оборудование и звуковая система), и несколько спектаклей отменены. Пиротехнические эффекты заменились звуковыми и световыми эффектами).

Матьё Карно в роли Лазара де Пейроля
Матьё Карно в роли Лазара де Пейроля

Мы вернулись во Францию, а в январе 2014 года все остановилось. И тот момент было грустно, по-зимнему, и ощущение, что у нас больше не было ничего. Жизнь остановилась. Каждый думал, что мы продолжим играть в мюзикле, но нет, все прекратилось. Поэтому в этот момент я решил, что я могу продолжить выступать с Caravage, но начистоту, это оказалось очень сложно, потому что у нас не было продюсера. У нас не было никакого продакшена или кого-нибудь, кто бы помог нам и занимался продвижением музыки, группы. Мы делали все сами. И если ты хочешь жить своей музыкой именно во Франции или в Европе, то без какой- либо помощи это невозможно.

Поэтому, мы сделали пару концертов, выпустили второй альбом и после этого, кажется, в ноябре, я сказал ребятам: “Я просто хочу наслаждаться этим, а не проживать свою жизнь в поисках концертного агента”. Это было очень утомляюще, понимаешь?

Поэтому я решил, что прекращаю все, беру билет на самолет и еду за девушкой… В то время у меня была девушка в Гонконге и я сказал “Пока, Париж. Пока, Франция

Матьё Мот
Матьё Мот

Я приехал в Гонконг 5 лет назад. У меня было не так уж много денег, но мне не хотелось возвращаться в Гренобль. Я мечтал жить немного по-другому, поэтому решил строить все здесь, и ты знаешь, это клево. Я учитель, но просыпаюсь по утрам, беру свою гитару, немного играю и пою. После этого я иду к своим студентам-подросткам. И это прекрасно — давать им мою страсть к словам, к поэзии, к литературе. Буквально вчера я подумал, что Матье, который сейчас, и Матье, который из прошлого, очень различаются. Сегодня я возглавляю собственный журнал, и я единственный, кто им занимается, поэтому спустя 10 лет, я снова делаю то, что хочу: музыка, поэзия, литература, и это настоящая клевая жизнь. Надеюсь, что ответил на твой вопрос.

Да, спасибо! Это действительно интересно! На кого ты больше похож — на Лазара революционера или на Лазара офицера?

— На кого я больше похож? Не знаю… Это ты мне скажи, ха-ха. Когда я был подростком, это как раз было время фильма “Матрица”, и многие говорили, что я похож на Киану Ривза из-за моих глаз…

Я имею в виду, что ты играл две роли Лазара революционера и Лазара офицера, и вот на кого больше ты похож?

— *смеется* Может на обоих. Я говорил тебе, что в начале это было безумно, потому что, начистоту, я пел не очень хорошо. Я учился тому, как правильно петь, в течении мюзикла с профессиональными певцами в Париже. Я думаю, что я немного умел играть, потому что я занимался этим в школе и получалось неплохо. В течении кастинга я думал, что когда я играл комедию, и когда я играл Лазара, в “1789 les amants de la Bastille” я был еще очень молод, и находился в поиске рок-н-ролла. Я думаю, что меня взяли в проект из-за моего тембра. Кажется, это и стало первопричиной, почему все случилось. Но все же он был весьма слабым и хрупким для двухчасового спектакля. На мои плечи легла тяжелая ноша, и поэтому, буквально за 3 дня, была написали новую роль офицера Лазара де Пейроля. Это было классно, и я сразу подумал “Вау! Вот это похоже на рок-звезду”.

Когда мы стали ставить номера, шаг за шагом, то поняли, что самая красивая вещь в мюзикле — это момент с солдатами. Очень импрессивный. Ты видела танцоров, которые повторяют одно из сложнейших движений Майкла Джексона? Это эпизод в Париже, когда все было уже было потеряно, армия стреляла в людей, и эти ребята становились сумасшедшими. Это было действительно захватывающе — каждый день быть на сцене и становиться одним из этих безумцев… Поэтому оба, потому что у меня есть энергия революционера, который хочет справедливости, и безумная сторона характера Лазара-офицера…

Матьё Карно в роли революционера
Матьё Карно в роли революционера

Несколько лет назад ты уехал в Китай, чтобы создать свой журнал. Как возникла такая идея и о чем ты сейчас пишешь?

Итак, начнем с того, что я уехал в Китай не для того, чтобы печатать свой журнал. Не только поэтому. Я пытался делать то, что делает каждый, когда он приезжает в новую страну — найти работу. Поэтому уроки французского были всем, чем я мог зарабатывать, потому что Гонконг — очень дорогой город, может быть такой же дорогой, как и Москва. Я учил детей французскому и все, что я заработал, было потрачено на аренду или на некоторые напитки или еду. Это сложно. Поэтому до этого времени я стал немного заниматься пением. Я пел каждый день, я преподавал, но я хотел вернуться к текстам. Я скучал по их написанию, скучал по чтению книг, поэтому, приехав в Гонконг, у меня было только одно место до того, как я начал делать свой журнал. Это была школа, где я преподавал поэзию, немного актерского мастерства и фотографию. Иногда также и литературу. Но, когда я приехал в Гонконг я увидел этот красивый и сумасшедший город, я захотел сделать небольшой блог, который потом перешел в журнал, и в начале это было безумно. Ты знаешь, Гонконг — это очень финансовый город, где каждый второй является банкиром. Поэтому, когда я приехал пять лет назад, и такой заявил: “Эй, я организую поэтический вечер!”, все просто посмеялись. Это было немного ненормально, но это было клево, потому что каждый знал меня только в этом ключе. И моим бизнесом стал Sauves par le Kong. Этот маленький журнал я делал сначала в интернете совместно с французским сообществом учителей, насчитывающим около 20000 людей. Каждый знал и поддерживал друг друга, но в тоже время были некоторые трудности. Ты можешь посмотреть или может, уже видела мой сайт? Там есть многие обложки, многие издатели и поэзия.

Итак, наступило время для того, чтобы писать. У меня было время. У меня была куча времени, потому что не было работы. Изначально я давал уроки гитары и еще у меня было 2 или 3 студента, которые изучали французский. Но я гулял по городу, писал, наблюдал… Но выпускать журнал было очень дорого, поэтому после 2,5 лет я пошел другим путем и издаю журнал только онлайн и в соц.сетях (Фейсбук, Инстаграм), и этого достаточно.

Сейчас у меня много студентов, и я работаю каждый день. Я даю некоторые уроки: историю, французский, философию. Может ты видела поэтические соревнования« Alchimie du Verbe »- как название одного стихотворения Артюра Рембо. Там собираются много издателей и также фестиваль Le French Mayсчитается величайшим культурным событием в Азии. Поэтому когда я приехал 5 лет назад, что этот фестиваль был огромным, понимаешь? Концерты, драматический театр. А в это время у меня был маленький журнал и я говорил всем “Эй, ребята, я организую поэтические соревнования”. Да, ты можешь посмеяться надо мной.

И эти соревнования назывались «Sauves par le poesie», да?

Да, они назывались именно так. Мне нравится эта небольшая игра слов. Для меня это путь, чтобы доказать, что мы можем дать людям что-нибудь родное. Родное Гонконгу. На самом деле это очень маленькие встречи, но когда вас всего 10 или 15 человек, и кто-то из вас выигрывает призы во французском поэтическом соревновании, потому что они на французском — это продуктивно для них, потому что так они учат французский язык. А когда они выигрывают много таких соревнований, то становятся счастливыми, и это клево. Я отдаю то, что этот город дает мне. Я просыпаюсь и спрашиваю себя “Воу, что бы мне сделать?”. Я играю на гитаре, пишу статью, просто планирую уроки философии и литературы. Многим моим студентам около 14-ти лет. Наши уроки обычно проходят на экране через камеру, но есть занятия и в классных комнатах. Я даю им упражнения на грамматику, словарный диктант и т.д. Но это скучно. И поэтому, когда я работаю, то понимаю, что: “Окей, этот студент не понимает материал и ему не интересно”, и моя задача — доказать ему, что это МОЖЕТ быть интересным, нужно лишь найти подход. Каждый студент, каждый урок -разные. Когда ты являешься учителем класса в 25 или 30 человек, то вы не знаете друг друга, и урок может быть весьма сложным. Я думаю, как я могу объяснить им тот или иной момент. Это очень интересная и замечательная работа. Ты действительно можешь думать о том, что даешь детям.

Матье и его журнал
Матье и его журнал

Приоткроешь пару “закулисных моментов” процесса издания журнала? И вообще — с какими сложностями пришлось столкнуться тебе, как редактору?

Чтож, закулисные моменты? Итак, в самом начале я был не один. Мне помогали 6 или 7 человек, но они все покинули Гонконг. У нас было немного совместных работ, они иногда присылали мне статьи. Мы искали, то, о чем же писать… В начале это были колонки по стрит-арту, колонки о поэзии и фотографии. Также были статьи про музыку и “невозможной жизни”. Они назывались Le roi de Kong — король Гонконга. Это была такая игра слов. Kong с французского переводится как Idiot. Это и были статьи о французском идиоте, а идиотом он был, потому что восхищался всем, что видел в городе. Это было своеобразное предисловие к статьям о культуре Гонконга и его повседневной жизни.

Сейчас я единственный, кто пишет этот журнал, других издателей у него нету. И я буду продолжать писать его, потому что сейчас у меня есть много времени. Да, у меня больше, чем 50 студентов, поэтому я работаю каждый день с Понедельника по Воскресенье по утрам. Но я продолжаю писать и для других журналов. Например, я написал статью для журнала Ле Реньон. Также я пишу стихи — ты можешь увидеть их на вебсайте.

Я делаю фото и потом я просто пишу текст по этому фото. Есть также некоторые журналы, куда я пишу тексты по литературе и музыке. Там были тексты о Викторе Гюго, Жаке Бреле, Эдит Пиаф, Леопольде Седаре.И следующая статья будет про Альбера Камю. Название “Альбер Камю — незнакомец”. Так что статьи по литературе связаны с моей работой. Также собираюсь написать еще один материал — директор французского альманаха попросила меня написать статью на ту тему, которую я сам пожелаю. Для их блога и французской аудитории.

У меня также есть “магический блокнот”, в честь статьи Матье Мот — Le carnet magique. Итак, название забавное, потому что “carnet magique” с французского означает «волшебный блокнот». Это блокнот, в котором я пишу уже более 20 лет. Я записываю сюда различные слова: редкие, литературные, иногда связанные с цветом или музыкой… На самом деле он очень большой и может не очень интересный, но каждый из моих студентов имеет такой же магический блокнот, в котором они пишут все слова, литературные концепты, и потом мы говорим об этом. Это очень им помогает в изучении французского.

Статья о которой Матьё говорит
Статья о которой Матьё говорит

Я начал вести его, когда мне было 16 или 17 лет. В то время у меня не было компьютера, но был маленький блокнот, купленный родителями. И когда в моей квартире случился пожар, то все, что я спас — гитара и мой блокнот. Многие спрашивают, «почему ты не ведешь его онлайн»? Потому что он большой и это не интересно. Но они подали мне идею делать небольшой пост с 4-5 предложениями, из которых получается небольшая история про этот мир. О том, как я использую его, о том, как я его вижу. И директор французского альманаха сказала: “Вау! Это клевая идея, давай это используем. Это интересно, потому что там только 5 слов с небольшими предложениями о том, что они значат. И это интересно».

Что через свой журнал ты хотел бы донести этому миру?

Можете посчитать это за шутку, но то, что я хочу писать! Честно, когда ты приезжаешь в Гонконг, ты видишь небоскребы, всех этих богачей и банкиров в мегаполисе, но ты не видишь поэзию в данный момент. Это было забавно для меня. Когда я жил в Гренобле, я стал журналистом, и это было лучшее решение, которое я принял. Я знал все новости города, попробовал разные работы…

С моим журналом было похоже. Потому что, прибыв в Гонконг, я не знал никого, поэтому я начал писать этот журнал. Я сделал страничку на фейсбуке и оргнизовал поэтические соревнования. Это было только для людей, знающих меня, и людей с работы. Это было клево — внести новый, поэтический взгляд на вещи в этом городе, и писать некоторые тексты для французского альманаха. И я писал о том, о чем я хотел — о поэзии и литературе. Поэтому ответом тут будет — дать людям немного забавы, немного поэзии, немного музыки и улыбки.

Ты знаешь, что наш журнал российский, и сам уже был в России. Что ты о ней знаешь?

О России? Я люблю Россию. Это интереснейшая страна. Я рассказывал тебе, что я изучал 2 года русский язык? Я люблю его, и мне очень приятна русская речь.

Также я люблю писателей: Федора Достоевского, Толстого, конечно же Пушкина, Николая Гоголя. Я читал их, и еще мне нравятся все ваши истории и новеллы. Люблю вашу архитектуру.

Я приезжал в Россию только один раз, как ты знаешь, в Москву и в Санкт-Петербург, потому что мой друг Фабрицио работал в России, в Самаре, но в это время был проездом в Москве, поэтому в 2010-м году я приехал. Это был безумный опыт. Я видел белые ночи в Санкт-Петербурге, а Москва и ее река оказались просто огромными! Это вызвало невероятные ощущения… У тебя появляются странные чувства, когда ты не знаешь города? Ты была в Париже?

-Нет, но хотелось бы.

-Итак, когда ты приедешь во Францию, выйдешь в аэропорту и что первым ты увидишь? Очень серо, грязно, очень шумно, и он кажется намного меньше Москвы. Так что Париж не так уж и впечатляет… Может, именно поэтому Москва и Санкт-Петербург посещения оставили у меня хорошие впечатления. Очень хорошие впечатления.

Матьё Мот. Ни дня без строчки…, изображение №8

Ты реализовал себя как музыкант, актер, издатель… А в чем еще хотелось бы себя испытать?

На самом деле, я говорил тебе, что я и так очень счастлив, но иногда я retired man. Это такой старый уставший парень, который роется в себе. Вот сейчас июнь, потом будет июль и август, и что же я собираюсь делать в летнее время, пока у учеников каникулы? Я буду читать, я буду играть на гитаре, писать статьи, и собственно это все, что сейчас делаю в жизни…

Однако, мне удалось встретить творческих людей, которые дали мне возможность и поиграть на сцене. В Гонконге я сыграл в пьесе, которая называлась Prenom по одноименному французскому фильму с Патриком Брюэлем. Я играл того же персонажа, которого играл Брюэль. И эта роль сильно отличалась от роли Лазара де Пейроля. Потому что у Лазара всего пару строк, они короткие и строгие, а в этой роли мне приходилось учить много текста. Я действительно хотел попробовать себя в этом, испытать свою память.

Также мы все еще общаемся с Давидом -Давид Бан, который играл Дантона в мюзикле. С Камий — Камий Лу, которая была Олимпией. С Родом, который играл Камиля, мы не видимся, но мы все также продолжаем общаться. И если однажды «1789» вернется на большую сцену, то это будет шикарно, и я бы обязательно вернулся к роли Лазара.

Но, чтобы быть честным с тобой, я не могу сказать больше о планах на жизнь, ведь когда тебе 40 лет, ты просто счастлив со своим мотоциклом, со своей гитарой, с девушкой. И если моя жизнь продолжится таким путем, то не знаю… Может, продолжу свою книгу… Но я не люблю говорить об этом, потому что когда ты говоришь “я напишу или прочитаю книгу”, то обычно никогда этого не сделаешь.

Спасибо за откровенность! И классическое для наших интервью окончание… Что ты бы пожелал нашим читателям?

Я желаю тебе, Анастасия, быть успешной с твоим журналом. Надеюсь, что ты свяжешь свою жизнь со своей страстью. И всем читателям желаю жить своей страстью, делать то, что они хотят и любят. Я думаю, что в этом и есть формула счастья!

Матьё Мот. Ни дня без строчки…, изображение №9

Интервью подготовлено специально для авторского издания «Из темноты кулис…»

Автор интервью: Анастасия Старостина
Редакторы: Екатерина Свергун, Анастасия Старостина

admin
a_star_off@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *