— -Привет! Давай немного представим тебя нашим читателям: расскажи о себе немного, пожалуйста.

⁃ Привет! Итак, меня зовут Милан Ван Ваарденбург. Я родом из Голландии. Родился, рос и учился там. В 2016 году… Да, в 2016, кажется, я выпустился из Колледжа. И ранее я уже ходил на кастинг немецкого “Бал Вампиров” (Tanz Der Vampire — примечание: ). Я вообще не планировал ехать в Германию. Я планировал остаться в Голландии. Германия мне казалась не моей страной: не мой язык, не моя культура, но в “Бале Вампиров” я определенно был заинтересован. Особенно в роли Герберта.

Я получил эту роль, и вот поэтому обосновался в Германии. В любом случае, это была моя первая работа здесь, именно в “Бале Вампиров”. Затем был “Звонарь из Нотр- Дама” (мюзикл по диснеевскому мультфильму), и затем была “Анастасия”, где я играл роль Димитрия. Мне также удалось сыграть Дмитрия в Голландии. Это была моя первая работа в моей родной стране, что было очень здорово. Конечно, из- за пандемии многие театры Голландии сейчас закрыты на локдаун, но нам удалось провести концерт вместе с Юдит Каспари, немецкой Анастасией, которая является моей подругой. Вместе с ней ранее мы записали свой первый СD. А в данный момент я играю в постановке “Холодное Сердце” роль принца Ханса.

Милан ван Ваарденбург. «Есть ли совесть у Ханса?», изображение №1

— Почему ты решил стать актером?

⁃ Хороший вопрос! Знаешь, моя бабушка была актрисой. Она была достаточно успешна в ее молодые годы. Она всегда рассказывала мне увлекательные истории о театре и пьесах. Также делилась различными закулисными историями. Я был очень впечатлительным ребенком и мне хотелось погружаться в это. Мы делали свой театр в гостиной, играли свои пьесы. Она действительно “заразила” меня театром, думаю. Когда я был маленьким, я даже закончил актерские курсы, где меня научили петь, потому что до этого я был ужасным певцом. Также я научился танцевать. Ты знаешь, когда ребенка родители спрашивают, кем он хочет быть, многие отвечают: “О, я хочу быть певцом”, “ Я хочу быть суперзвездой”, “Я хочу быть полицейским”. Я отвечал: “ Я хочу играть на сцене”. Наверное мои родители думали также, как думают все родители: “Да это пройдет”. Но у меня это не прошло и мои родители действительно меня поддержали, сказав, что если я хочу играть на сцене, то почему бы и нет. Так что это была моя мечта детства, которая сбылась.

— .Это действительно очень здорово! Расскажи, как прошло время пандемии?

⁃ Думаю, у всех различные истории о том, как они пережили это время! Знаешь, моя мама очень сильно болела коронавирусом. Это было действительно очень тяжело, она болела несколько месяцев, в том числе подключенной к ИВЛ. Мы не были уверены, что она вообще выкарабкается, так что мое “время пандемии” совершенно отличалось от того, что происходило у других артистов. Меня не волновало, будут ли открыты театры, потому что мне нужно было — заботиться о моей маме. И она поправилась! Но я все равно остался дома на несколько месяцев. Правительство Голландии оплачивало это время около года, поэтому было чуточку легче. После трех-четырех месяцев локдауна я задавался вопросами: “Встанет ли все на свои места?”, “Вернемся ли мы снова на сцену?” Конечно было много стресса, потому что жизнь остановилась и ты не знаешь, что будет дальше. И ты думаешь: “Хорошо, значит мне нужно будет снова обучаться, чтобы получить другую профессию, если все не вернется на свои места”. Да, конечно, мы давали концерты в Германии и в Голландии, когда это становилось возможным, и мы продолжали работать над альбомом, так что я могу сказать, что мое “время пандемии” было не таким уж и плохим! Я стараюсь смотреть на это все с позитивной точки зрения.

⁃ Можешь ли ты немного рассказать о своем первом мюзикле? О том как ты сыграл Дмитрия в мюзикле “Анастасия”…

Знаешь, мюзикл “Анастасия” занимает особое место в моем сердце. Когда я впервые услышал американский каст я был в восторге. Музыка была невероятно красивой. Должен сказать, что до всего этого я не смотрел мультфильм, но потом все-таки посмотрел его и был потрясен тем, как режиссеры показали российскую культуру. Так что когда я окунулся в материал, я решил для себя, что я хочу сделать это. Я хочу сыграть Дмитрия. Я думал: “Если этот мюзикл когда-нибудь сделают в Германии, то я хочу сыграть эту роль”. И когда через два года у нас стартовал кастинг, я делал все возможное, чтобы получить эту роль. Я занимался спортом, ходил на кастинги, много тренировался и спасибо Богу, что это сработало!

Это было нечто особенное для меня, потому что это была первая большая роль. И режиссеры смотрели буквально на все: хорош ли я актерски, достаточно ли я веселый, могу ли я танцевать. Они оценивали буквально все! Конечно, это было по-своему тяжело, но я с уверенностью могу сказать, что я люблю этого персонажа. У него действительно очень красивая линия. Такой “уличный парень”, у которого не было денег, который провел все свое детство на улице и вот, вскоре он уже становится прекрасным принцем! И играть это было поистине прекрасно! Для меня это был своего рода вызов. Я старался передать ему что-то и от себя. Я даже пытался найти какие-то общие черты, которыми обладаю и я и Дмитрий. И знаешь — тот Дмитрий, который у нас в шоу, он ведь сильно отличается от того, которого мы видим в мультфильме, так что это тоже дало мне некоторую свободу.

Понимаешь, когда ты играешь “Анастасию”, ты окунаешься в бесконечно глубокий исторический материал, поэтому ты всегда хочешь понимать, что происходит. Я действительно влюбился в материал и в историю, хоть это и было довольно сложно. Каждое шоу — это был вызов. Это было сложно физически, потому что я вставал с утра, проверял свой голос, свое тело ( могу ли я играть сегодня). Я старался не расходовать свою энергию, потому что на шоу тебе нужна вся твоя энергия. И после многих шоу, которые мы сыграли в Германии и в Голландии, я был счастлив наконец отпустить его, отдать его кому-то другому, отпустить его в “свободное плавание”.

Милан ван Ваарденбург. «Есть ли совесть у Ханса?», изображение №2

— Дмитрий это такой вор, который вскоре осознает, что он спас принцессу. То есть прям настоящую принцессу. Это было таким потрясением для него?

⁃ Ты знаешь, наверное это есть в его характере. Конечно. он вырос на улице, как я и сказал. И я не думаю, что он заботится о титулах. Для него люди — равны. Конечно, он видел принцессу, когда он был ребенком, но потом все изменилось, даже власть в стране. Самая лучшая черта его характера — это как раз то, что для него все люди одинаковы. Конечно, ему стоило бы поговорить с ней, но он сделал то, что сделал, только потому, что он не видит различий в людях. Для него все равны: мужчины и женщины, черные и белые. Все. И это мне в нем действительно нравится.

— А что насчет Ханса, ведь это другой персонаж?

— *смеется* Это совершенно другой персонаж. Я не смотрел мультфильм до того, как узнал, что буду играть Ханса, но, как ты знаешь, мы все вниканием в роль, смотрим бутлег, и я также посмотрел мультфильм. Мне никто не давал никаких спойлеров, и, когда я увидел, что из себя представляет Ханс, я был обескуражен. Я сидел и такой: “ЧТОО?” Это была вполне себе нормальная реакция, и, я думаю, что сейчас все кто приходит на наше шоу реагируют примерно также. И я подумал: “О, это действительно клево, я никогда еще не играл “плохих” парней”. Я очень хотел сыграть “плохого” парня. И если я хочу кого-то сыграть, то я фокусируюсь на нем и не отпускаю, пока эта роль не будет моей.

В Хансе есть одна интересная вещь. Я принимал его за “плохого” парня, как я и сказал, но однажды наш режиссер подошел ко мне, сказав: “Давай поговорим о персонаже”. Он спросил, что я о нем думаю, и тогда я ответил, что: “Да, это такой плохой парень, двуличный и злой”. И тогда он мне ответил: “Что, если он не был плохим парнем? Давай подумаем, почему он так поступает? Какова причина его плохих поступков?”

Милан ван Ваарденбург. «Есть ли совесть у Ханса?», изображение №3

— У него было двенадцать братьев!

⁃ Да! И именно поэтому я решил немного покопаться в его истории. Мне было интересно, как он рос. Почему он сделал то, что сделал. И покопавшись в материале я обнаружил, что Ханс на самом деле не плохой парень, ведь он вырос среди двенадцати братьев и был тринадцатым в линии наследования. Это означало, что он никогда не встанет на престол и у него никогда не будет внимания, никогда не будет силы. И я более чем уверен, что остальные двенадцать братьев просто дрались за престол. Он был также не нужен своим родителям, они его игнорировали. Потому что, когда ты тринадцатый в линии, то ты в принципе никому особо не важен и не нужен. И я думаю, что Ханс просто хотел внимания, хотел связи с кем-либо. И изначально он приехал в Эренделл, чтобы женится на Эльзе, потому что она готовилась стать королевой. Он увидел в этом возможность. Поэтому он хотел приехать и познакомится с ней, но на причале внезапно столкнулся с Анной. И они влюбились. Я думаю, что они действительно полюбили друг друга. И я правда думаю, что до последнего момента Ханс по-настоящему хотел лучшего для Анны, ведь в те времена брак был далеко не о любви. Брак был средством, чтобы занять высокую должность в обществе.

Для меня абсолютно логично, что спустя пару часов после знакомства они сказали друг другу: “Окей,давай поженимся”. Потому что для Ханса это не любовь, а способ завязать дружбу с другим королевством. И когда Анна говорит ему: “Ты должен меня спасти, ты должен дать мне “поцелуй настоящей любви!”, он совершенно логично отвечает: “Поцелуй настоящей любви? Но тогда тебе нужно найти человека, который действительно тебя любит, потому что я нет. Я хотел женится на тебе ради королевства.” Конечно, это была огромная перспектива для Ханса. И он особенно не желал никому зла, он только хотел блага для себя.

Милан ван Ваарденбург. «Есть ли совесть у Ханса?», изображение №4

И вот такой характер, такого персонажа действительно интересно играть. Ведь если ты будешь играть Ханса, будто бы он злодей, то на это будет совершенно неинтересно смотреть. А если ты будешь играть Ханса как живого человека, то ты сможешь влюбить в него зрителей. Я думаю, что многие зрители влюбились в Ханса, когда смотрели мультфильм ( конечно, до того момента, пока он не показал себя с другой стороны).

— Безусловно, но как ты объяснишь то, что он хотел убить принцессу?

— Знаешь, я не думаю, что убийство принцессы было его планом. Честно. Просто все сложилось таким образом, что он подумал: “Так, хорошо, если Эльза умрет, то я женюсь на Анне и все — я король”. И для него — если нужно будет идти по головам, то он это сделает. И если нужно сделать что-то не очень хорошее для того, чтобы сделать себе имя, то он это сделает. Я думаю, что многие люди сделали бы что-то нечестное, чтобы получить свое. Нет, возможно он хотел убить её, но это был такой приступ ярости, когда он понял, что его план может обрушится, ведь Эльза вернулась. Но…Эльза все-таки спасла Анну, так что все закончилось хорошо!

— Есть что-то что ты даешь от себя своим персонажам?

— Да, хороший вопрос! Я всегда пытаюсь. Потому что это передает какую-то часть, дает какую-то связь, делает персонажа родным тебе. Иногда ты должен давать немного больше от себя, если ты понимаешь, что этот персонаж близок тебе. Ты не можешь отдать всего себя, потому что это уже получится кто-то другой.

Вот например с Хансом. Я должен был дать ему что-то от себя, потому что никто не знал каково ему было в детстве. Как я и говорил, этот ребенок рос без любви, потому что его семья не могла ему ее дать. И у него не было никакой поддержки, никаких даже дружеских связей. Я никогда не ощущал подобного. Я никогда не дрался с кем-то, потому что у меня были любящие родители. Но мне пришлось отдать большую часть себя для того, чтобы получить какую-то связь с персонажем.

Все зависит от того, кого ты играешь. Человека или, к примеру, вампира. Но я часто стараюсь отдавать что-то от себя, да.

— Спасибо за такой развернутый ответ! А расскажи теперь про мюзикл “Людвиг”?

— Да! О боже, я и забыл про него, спасибо, что напомнила! Это шоу тоже случилось во время пандемии. Некоторые театры были открыты и нам можно было играть с небольшим количеством зрителей. Это было прекрасно.

Дело было так. Мне позвонили и спросили: “Не хочешь ли ты сыграть Людвига?”. Я ответил: “Да, конечно”. И они ответили: “Хорошо, но если ты сейчас скажешь “да”, то твоя премьера состоится через три недели”. Я сказал:”Окей”. При этом я никогда не видел шоу, я никогда не слышал музыку. И когда мне прислали скрипт я увидел, что это огромнейшая роль. Наверное самая большая из тех, что я когда-либо играл. Я начал читать его биографию, чтобы иметь хоть какой-то исторический материал.

Спектакль должен был состоятся в театре «Нойшванштайн», и в течении двух недель у меня должно было быть четыре шоу. Я был немного поражен, потому что шоу длилось четыре часа, с перерывом. Ты все время находишься на сцене и сам материал написан как для оперетты. То есть все шоу — это арии. Это на самом деле трудно. Потому что если изучаешь материал месяц, то он откладывается у тебя в памяти и тебе становится легче. У меня же было всего три дня! Конечно, у меня был DVD, чтобы изучить шоу в течении пары дней, потом я полетел в Фюссен, где мы должны были играть шоу. Это было просто каким-то сумасшествием! Каждое шоу буквально выводило меня из сил, но я был влюблен в материал! Влюблен в шоу!

Сам персонаж очень красивый. Знаешь, это очень трагичная история. За все шоу ты проходишь весь жизненный путь Людвига и даже умираешь на сцене. Ты проходишь буквально через всю его жизнь. Вот он юный, потом он влюбляется, теряет голову и теряет себя, кричит, затем его арестовывают и в конце-концов он получает смертельный выстрел. Ты проходишь, через каждую эмоцию, которую он испытывал. Но я абсолютно влюбился в это. Я очень надеюсь вернуться и сыграть еще пару шоу.

Милан ван Ваарденбург. «Есть ли совесть у Ханса?», изображение №5

— Ну после такого рассказа ты точно должен приехать в Россию, чтобы сыграть это!

 *смеется* Я надеюсь! Нет, на самом деле, мне правда очень бы хотелось сыграть. Знаешь, я никогда не был в России и побывать тут это моя большая мечта, еще со времен “Анастасии”. Я очень хотел бы приехать и посмотреть Санкт-Петербург. Посетить все места, о которых мы говорим в мюзикле. Я действительно надеюсь, что однажды смогу приехать в Россию.

 Что ты знаешь о России и может о людях?

— Честно? Ничего. Ну может не совсем ничего, скорее немного. Дело в том, что когда мы играли “Анастасию” в Штутгарте, у меня был коллега (с ним мы также играли в “Бале Вампиров”). Его зовут Кирилл, он как раз был из России. Мы начали общаться и он рассказывал мне практически обо всех моментах, которые происходили в мюзикле, рассказывал о Романовых, о том, как это было на самом деле. Это и правда помогло мне в дальнейшем. И то, что он рассказывал это было очень интересно.

Милан ван Ваарденбург. «Есть ли совесть у Ханса?», изображение №6

Но знаешь, когда я приезжаю в какую-либо незнакомую страну, то я всегда хочу получить какой-то свой опыт и посмотреть все самому. Я не хочу брать туры, потому что я хочу сам знакомиться с людьми, сам исследовать достопримечательности. Так что честно, я не знаю много ни о России, ни о людях, но я очень бы хотел приехать и открыть что-то новое для себя.

— Сейчас время Рождества, праздника, сказки. Скажи, у тебя есть какие-либо традиции в отмечании этого праздника?

— На самом деле ничего особенного. Обычно на рождество я приезжаю к своим родителям. Мы готовим ужин и обмениваемся подарками. Но в этом году я решил отметить Рождество со своей парой, поэтому к родителям я поеду уже после Рождества. Для меня Рождество — это отличная еда. *смеется*

— Что бы ты пожелал в Рождественскую ночь?

— Что бы я действительно загадал в святую ночь, так это то, чтобы все люди, которых я люблю, которых я знаю ( друзья, родители и просто люди, которых я встречал за последние несколько лет) собрались за большим ужином и мы могли бы поговорить (разговаривали бы часами). Просто понимаешь, все люди в одно время и в одном месте. Это действительно то, чего бы я хотел больше всего. Потому что сейчас многие мои знакомые разъехались по странам, городам и у нас не хватает времени, чтобы просто пообщаться. Из-за того, что я сейчас много участвую в различных шоу. У меня просто не остается времени на социальную жизнь и мне этого очень не хватает.

— Есть ли у тебя роль мечты?

— Роль мечты? Сложный вопрос, потому что на самом деле я много чего люблю. Например, мой самый любимый мюзикл — это “Отверженные” и, конечно же я бы очень хотел сыграть в этом мюзикле сначала Анжольраса или Мариуса, но возможно, я мог бы и сыграть Вальжана, когда стану чуть старше. Это, наверное, моя самая большая мечта.

Также я очень хотел бы вернуться в мюзикл “Бал вампиров”, чтобы сыграть Кролока. После того как я сыграл Герберта, я очень хотел бы сыграть Кролока, да.

Милан ван Ваарденбург. «Есть ли совесть у Ханса?», изображение №7

— Знаешь, в нашем журнале есть небольшая традиция желаний, где наши гости желают что-то нашим читателям. Скажи, чтобы ты пожелал нашим читателям?

— Оу, очень милая традиция! Я хотел бы пожелать здоровья, ведь неважно, в какое время мы живем (пандемия или нет) — здоровье очень важно для каждого. Зрители всегда делают театры живыми и, конечно же я желаю им всем удачи и счастья. Еще раз здоровья, потому что это действительно важно. Еще, что я хотел бы сказать: ”Наслаждайтесь культурой настолько, насколько это возможно”

Автор интервью: Карно Анастасия

Перевод: Карно Анастасия

admin
a_star_off@mail.ru