Привет, Джулиано! Как прошла твоя самоизоляция?

Сейчас у нас самоизоляция закончилась и в Италии все более-менее спокойно. Мы все еще ходим в масках, но самоизоляции как таковой нет. Ты же из Москвы, верно? А как проходит все у вас?

Да, из Москвы. Сейчас все также спокойно, но мы также вынуждены ходить в масках и перчатках. Ты уже успел принять участие во многих проектах французских мюзиклов. Расскажи, как итальянский хореограф попал во Францию?

Ты знаешь, я жил в Марселе, потому что был в труппе Национального балета Марселя как танцор, и проводил много времени во Франции. Потом снова вернулся в Италию. После приличного количества лет во Франции я стал работать там как хореограф и моим первым проектом здесь стал “1789: Любовники Бастилии”.

Джулиано Пепарини: «Я очень рано начал работать», изображение №1

Расскажи о своей работе с Довом Атьей? Как это было?

Это было очень клево! У нас сохранились хорошие дружеские взаимоотношения! Я очень люблю его как продюсера, потому что он мне давал много пространства для творчества. Может быть, это единственный продюсер, который живет такой же страстью, как и артисты. Это не тот продюсер, который думает о деньгах. Он думает в первую очередь о том как мюзикл должен получится. Я сделал “1789” с ним и “Короля Артура”.

Что ты можешь сказать об этих мюзиклах?

Они очень отличаются друг от друга. Я очень проникся мюзиклом “1789”, потому что он стал моим первым проектом такого формата и я очень загорелся историей, поэтому я стал изучать много французской истории и действительно очень увлекся работой. Это было частью моей Вселенной. Потом был “Король Артур”. Он был немного сложнее для меня, потому что у меня было меньше пространства для работы и творчества. Я меньше работал с музыкой, потому что музыка была уже написана. Конечно, это тоже своего рода прекрасная история, но для меня это очень грустная, ведь она о мужчине, которого предала его любимая женщина. Мне очень был близок характер Артура, потому что он очень несчастный человек, понимаешь? И этот проект стал сложным для меня именно поэтому.

Конечно… Это было очень чувственно. Итак, ты занимаешься танцами достаточно давно, стал прекрасным хореографом, но как ты решил, что хочешь начать танцевать? Кто подтолкнул тебя к этому решению?

Я начал танцевать, когда был совсем маленький. Мне было восемь лет и моя мама отдала меня в танцевальную школу. Это не было моей мечтой, я начал танцевать просто потому, что я был немного хорош в этом. И я рано начал работать — мне было 14 лет.

Джулиано Пепарини: «Я очень рано начал работать», изображение №2

Поделись своим опытом и расскажи о своей работе именно хореографом?

Одна из моих первых работ как хореографа случилась именно в России, потому что я делал балет и это было в 2001 году. Он назывался “Лулу. Сон антизвезды”, и ставился на сцене Большого театра. Лулу это персонаж одного писателя. Так что я начал свою карьеру хореографа в лучшей балетной компании мира, и наверное поэтому решил продолжать этим заниматься. Когда я оказался в России, мне было всего 25 лет. Я был очень молод и это стало для меня лично огромным опытом, которым я горжусь. Я работал с Кировым и я помогал делать второй акт, и жил тут около 1,5 месяцев.В России удивительные люди. Мне понравилось то, как они разговаривают с тобой на улице. Ты можешь думать, что многие люди хмурые, но нет, они нормальные, они делают то, что каждый должен делать, да?

Помню, как я ходил под ателье, где мы делали костюмы для театра и это было красиво, потому что четыре пожилые женщины работали там уже долгие года и не уходили на пенсию. Для них это не работа, а просто страсть. Они делают костюмы, потому что им нравится делать это, а не потому что они обязаны делать это. И это так прекрасно.

А что ты мог бы рассказать об итальянских театрах? Ты побывал в России, увидел как работают у нас. Как ты сравнил это с театрами у себя на родине?

На самом деле, Италия очень отличается, потому что театры, которые находятся у нас, они по-своему особенные, они для особенной публики. Вот например, сейчас я работаю над оперой, которая будет поставлена в Риме. И тут нет страсти. Люди делают свою работу, потому что им надо делать это, потому что это их работа, потому что они делают одну и ту же работу все время. Понимаешь, здесь скорее всего меньше эмоций. Иногда я даже задаюсь вопросом “А зачем тогда это все? Ты ведь можешь пойти на другую работу, ты будешь меньше уставать, но ты будешь меньше увлечен эти всем”. В Италии тебе действительно НУЖНО подталкивать людей работать со всей страстью.

А есть ли такая страна, где тебе понравилось работать больше всего?

Мне очень понравилось работать во Франции. Мне понравились эмоции тех людей, которые приходят посмотреть на шоу. Они были живые, искренние. Но у меня также был опыт постановок в Америке и я бы также хотел туда вернуться, потому что я был увлечен постановками, культурой. А когда я побывал в Японии, то я очень удивился. Ты знаешь, японцы очень любят театр, они любят танцы и они очень сконцентрированы и работают со всей страстью. Я думаю, что это именно те страны, куда я хотел бы вернуться с проектами. И , конечно же как я уже сказал, я с радостью вернулся бы в Россию. Это страна, которой я отдал свое сердце.

Вернемся к России.. Что ты еще узнал о ней, помимо людей и их страсти к работе?

На самом деле я знаю не так много, так как, когда я был в России, то я был очень молод и был больше сконцентрирован на работе. Из-за этого мне не удавалось посетить многие достопримечательности. Да, конечно я бывал в некоторых местах, но все же не так плотно, как мне бы хотелось. На самом деле, когда я приезжаю в какую-либо страну, то мне нужно немного времени, чтобы проникнуться этой культурой.

Расскажи о своих проектах над которыми ты работаешь сейчас?

Хорошо. Сейчас я работаю над оперой, которую я хочу поставить в Риме — это “Four seasons”, весьма сложный балет. Потому что все люди в масках и люди не контактируют друг с другом. Они не имеют возможности даже дотронуться друг до друга. Мы начали работать над ним этим летом, используя музыку Вивальди “Времена года”. И я думаю, что мы выпустим его до конца года. После этого я думаю также поехать с ним в Россию. Также у нас есть проект с Элеонорой Баньято — звездой парижской оперыЗатем, у меня будет несколько проектов в Китае в 2021-м году.

Ты сделал много проектов во Франции и Италии, но чем же все-таки различается публика?

Я скажу, что итальянская публика все же более теплая. Но это не везде, ведь если сравнивать именно мюзиклы, то публика теплее именно во Франции. Там она отличается от итальянской тем, что у них больше юмора. Они могут взять трагедию и все равно вставить туда юмор. Как было с “1789 les amants de la Bastille”, понимаешь? Французская публика на самом деле ходит в театр в большинстве своем именно на мюзиклы. В Италии этого все же немного меньше.

Я всегда думала, что главное отличие в том, что во Французских мюзиклах тебе хочется разрыдаться в конце.

И это тоже, куда же без этого *смеется*

Джулиано Пепарини: «Я очень рано начал работать», изображение №3

И последний вопрос, это маленькая традиция нашего журнала: Что ты пожелаешь нашим читателям?

Для начала я хочу пожелать всем, чтобы они сохранили искусство в своем сердце. Я думаю, что если мы будем ходить в театр, то мы сохраним его. Он будет живой и не померкнет на фоне киноиндустрии. И также я хочу пожелать, чтобы вы всегда старались узнавать что-то новое. Постоянно читайте, потому что чтение — это путь роста. Узнавайте новые вещи посредством чтением газет, журналов. А людям, работающим в вашем журнале, я хочу пожелать: продолжайте делать то, что вы делаете, потому что это — единственная нить читателей от вас к театру, которая идет практически напрямую.

Автор статьи и перевод: Анастасия Карно
Специально для журнала «Из темноты кулис…»

admin
a_star_off@mail.ru

One thought on “Джулиано Пепарини: «Я очень рано начал работать»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *